ВЛИЯНИЕ ПЕРФТОРАНА НА ПОКАЗАТЕЛИ ГАЗОТРАНСПОРТНОЙ ФУНКЦИИ КРОВИ, КИСЛОТНО-ОСНОВНОГО СОСТОЯНИЯ И ГЕМОРЕОЛОГИИ ПРИ ОСТРЫХ ОТРАВЛЕНИЯХ КАРБОФОСОМ И ДИХЛОРЭТАНОМ


В.В.Шилов, Е.В.Полозова, Е.В.Давыдова
Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования,
Военно-медицинская академия им.С.М.Кирова, Санкт-Петербург

Известно, что ведущим звеном патогенеза любого вида отравлений является гипоксия, которой сопутствует нарушение реологических свойств крови. Не являются исключением и острые интоксикации липофильными соединениями. Данные литературы свидетельствуют об эффективности использования кислородтранспортных плазмозаменителей  при гипоксии в условиях кровопотери  (Mitsuno T. et al, 1982; Крылов Н.Л. и др., 1985, 1994; Мороз В.В. и др., 1995). Вместе с тем сведения об исследованиях кислородного режима и кислотно-основного состояния крови при острых отравлениях в условиях применения перфторуглеродных плазмозаменителей в литературных источниках практически отсутствуют.

В настоящей серии экспериментов на моделях острого тяжёлого отравления собак карбофосом и дихлорэтаном оценивались основные показатели газового состава и кислотно-основного состояния крови, а также некоторые показатели гемодинамики и гемореологии при лечении животных перфтораном.

Яды вводили внутрижелудочно: карбофос в дозе 800 мг/кг, дихлорэтан - 0,6 мл/кг. Перфторан (10 мл/кг при отравлении карбофосом и 20 мл/кг при отравлении дихлорэтаном) назначали внутривенно, капельно через 0,5 ч после введения токсикантов. В контрольных группах использовали аналогичные объёмы физиологического раствора и реополиглюкина (соотношение 1:1). Время инфузии составляло 25-30 мин. Пробы крови для исследования газового состава отбирали из бедренных артерии и вены до отравления, после инфузии растворов и через 6 часов после отравления. Для изучения реологических показателей кровь из бедренной вены отбирали до затравки, через 1, 3, 6 и 24 ч после отравления. Исследовали артериальное давление (АД) в бедренной артерии с помощью ртутного манометра; напряжение кислорода (рО2), углекислого газа (рСО2), насыщение кислородом (sО2)  артериальной и венозной крови, рН, содержание суммарной углекислоты (ТСО2), стандартного (SВС) и истинного (НСО3) бикарбоната, актуального (АВЕ) и стандартного (SВЕ) избытка (дефицита) оснований крови микрометодом Аструпа на анализаторе АВL - 330 (“Radiometr”, Дания ). Исследование реологических свойств крови проводили по методике З.Д. Федоровой (Федорова З.Д. и др., 1989) с использованием стандартных фильтров “Filtrak-388”. Оценивали деформируемость и вязкость эритроцитов с расчетом индекса деформируемости эритроцитов (ИДЭ) и коэффициента вязкости эритроцитов (КВЭ).

В результате проведенных исследований (табл.1 и табл.2.) установлено, что перфторан, введенный с лечебной целью в указанных дозах в условиях естественного дыхания воздухом при нормальном атмосферном давлении, не вызывал существенных изменений парциального напряжения кислорода и углекислого газа в крови собак , отравленных карбофосом или дихлорэтаном. Вместе с тем при отравлениях обоими ядами после введения перфторана отмечено достоверное, по сравнению с контрольной группой, повышение артерио-венозной разницы по кислороду . В случае отравления карбофосом это повышение проявлялось к 6 часу , когда рО2 (А-В) составляло   74,4±3,0 мм рт. ст. в опытной и 56,2±4,2 мм рт. ст. в контрольной группах. При отравлении собак дихлорэтаном достоверное повышение артерио-венозной разницы по кислороду, по сравнению с контрольной группой, происходило сразу после введения перфторана и сохранялось до 6 ч от начала интоксикации.

В серии экспериментов, где использовалась модель отравления карбофосом, после введения перфторана сатурация венозной крови кислородом была в 2 раза выше ,чем после инфузии реополиглюкина с физраствором. Однако к 6 ч по этому показателю различий в контрольной и опытной группах уже не наблюдалось.

Течение отравлений, как карбофосом, так и дихлорэтаном, характеризовалось постепенным нарастанием метаболического ацидоза, о чём свидетельствовало соответствующее изменение показателей рН, ТСО2, SВС, АВЕ, SВЕ в опытных и контрольных группах. Обращает внимание , что выраженность метаболического ацидоза в группах животных, которым вводили перфторан, была существенно ниже. Так, рН артериальной крови животных, отравленных карбофосом и дихлорэтаном и леченных перфтораном, к 6 ч составлял 7,22±0,02 и 7,20±0,02, соответственно. В то же время в контрольных группах значения  этого показателя были достоверно  ниже: 7,12±0,01 при отравлении карбофосом и 7,10±0,01 при отравлении дихлорэтаном. Кроме того, в условиях интоксикации дихлорэтаном при лечении перфтораном  к 6 ч рН венозной крови был достоверно выше, чем в контроле (7,13±0,01 и 7,07±0,02, соответственно). Дефицит оснований, характеризующий глубину метаболических расстройств, в экспериментальных группах, где применялся  перфторан, после отравления  карбофосом или дихлорэтаном был менее значительным (достоверно по показателю АВЕ к 6 ч после отравления, по сравнению с контрольными группами).

Следует отметить, что на высоте развития интоксикации к 6 ч после отравления карбофосом и дихлорэтаном перфторан способствовал поддержанию АД на достоверно более высоком уровне, по сравнению с группами животных, которым вводили реополиглюкин и физиологический раствор.

Таблица 1. Динамика показателей АД, газового состава крови и КОС после отравления собак карбофосом 800 мг\кг и лечения перфтораном 10 мл\кг


Показатели Контроль n=7 Опыт n=8
исх. после инфузии 6 ч исх. После инфузии 6 ч
Ад
мм рт. ст
118,2±5,0 129,7±4,8, 74,1±6,2 112,8±4,4 116,3±11,4 105,9±5,2*
рО2
мм рт. ст.
А
В

98,8±2,6 104,2±6,1 91,4±5,1 102,9±5,9 110,7±4,8 106,6±3,2
35,3±1,9 39,8±5,1 35,1±2,4 32,2±3,3 34,5±2,1 32,2±2,0
рО2 (А-В)
мм рт. ст.
63,5±3,1 64,4±2,3 56,3±4,2 70,7±6,1 76,2±5,1 74,4±3,0*
2 % А
В
96,6±0,8 92,4±1,9 95,1±1,0 96,2±2,1 94,3±1,8 93,0±3,3
72,4±1,9 22,8±2,3 14,2±3,1 74,9±3,8 46,2±2,9* 20,2±3,0
рСО2 А
мм рт. ст. В
28,4±2,7 32,6±3,0 35,1±4,1 23,1±3,4 29,5±2,5 30,6±2,9
45,2±3,3 42,8±2,7 48,3±1,8 44,1±2,2 45,6±3,4 45,4±2,4
рН А
В
7,43±0,01 7,39±0,02 7,12±0,01 7,44±0,03 7,34±0,01 7,22±0,02*
7,32±0,01 7,26±0,01 7,11±0,03 7,30±0,01 7,27±0,03 7,16±0,01
НСО3 В
ммоль\л
27,2±1,8 26,0±2,4 22,6±2,3 26,7±2,6 27,3±1,9 25,2±1,7
ТСО2 А
ммоль\л
B

SВЕ В
ммоль\л
24,8±1,9 20,3±2,6 16,9±2,4 26,5±1,7 19,9±1,8 15,1±2,1
33,1±2,8 23,5±1,7 20,4±2,8 31,7±2,0 22,1±1,9 19,3±2,2
33,2±2,0 25,7±2,4 24,4±2,2 32,1±1,9 25,5±2,8 23,2±2,1
AВЕ В
ммоль\л
2,3±1,2 -7,2±1,0 -17,1±1,6 1,8±1,2 -6,9±2,1 -10,4±1,1*
SВЕ В
ммоль\л
3,1±1,1 -6,1±1,4 -18,0±1,3 2,6±1,2 -4,9±1,6 -13,4±2,3

* - р< 0,05 по сравнению с данными контроля на соответствующий срок 


Таблица 2. Динамика показателей АД, газового состава крови и КОС  после отравления собак дихлорэтаном 0,6 мл\кг и лечения  перфтораном 20 мл\кг

Показатели Контроль n=6 Опыт n=7
исх. после инфузии 6 ч исх. После инфузии 6 ч
Ад
мм рт. ст
120,2±5,1 115,6±4,2 64,2±5,2 114,5±10,2 113,2±5,4 94,9±5,8*
рО2
мм рт. ст.
А
В

108,4±3,6 100,2±6,4 84,4±4,1 100,6±6,0 106,5±4,3 97,4±3,2
35,0±2,9 37,7±5,0 32,4±2,3 32,2±3,3 34,1±2,1 30,2±2,3
рО2 (А-В)
мм рт. ст.
73,4±2,6 62,5±2,1 52,0±3,2 68,4±5,4 72,4±3,3* 67,2±3,1*
2 % А
В
97,4±0,7 94,4±1,3 91,2±1,3 96,1±2,2 92,3±1,8 93,4±3,3
74,3±1,7 20,7±2,0 15,2±2,1 74,2±3,1 20,1±2,4 18,1±3,1
рСО2 А
мм рт. ст. В
32,4±2,6 32,6±3,0 35,2±3,1 28,4±3,1 29,2±2,3 31,6±2,6
45,0±3,2 44,8±2,3 42,3±2,8 44,2±2,3 44,2±2,3 48,4±5,4
рН А
В
7,41±0,01 7,33±0,02 7,10±0,01 7,43±0,01 7,34±0,03 7,20±0,02*
7,33±0,02 7,22±0,01 7,07±0,02 7,30±0,01 7,27±0,03 7,13±0,01*
НСО3 В
ммоль\л
7,13±0,01* 26,3±2,4 23,5±2,2 25,7±2,9 27,1±1,8 24,2±1,7
ТСО2 А
ммоль\л
B

SВЕ В
ммоль\л
24,2±1,7 20,1±2,4 16,9±2,4 26,5±1,8 21,9±1,7 14,1±2,0
33,6±2,4 22,5±1,6 19,4±2,6 32,7±2,0 22,2±1,7 19,0±2,1
34,1±2,1 26,6±2,5 25,4±2,3 33,2±1,8 26,6±2,8 24,3±2,2
AВЕ В
ммоль\л
2,2±1,3 -7,4±1,0 -18,2±1,7 2,8±1,3 -7,9±2,1 -11,6±1,2*
SВЕ В
ммоль\л
3,0±1,2 -6,2±1,4 -19,1±1,4 2,4±1,3 -6,9±1,6 -15,4±2,4

* - р< 0,05 по сравнению с данными контроля на соответствующий срок 

 

Из приведенных данных следует, что введение перфторана при лечении острых отравлений карбофосом и дихлорэтаном в условиях спонтанного дыхания атмосферным воздухом не приводило к существенному повышению содержания кислорода в артериальной крови экспериментальных животных. Вместе с тем перфторуглеродный препарат, в отличие от реополиглюкина и физраствора, увеличивал интенсивность потребления кислорода тканями, снижал тяжесть течения метаболического ацидоза и глубины гемодинамических расстройств.

Результаты исследования показателей, характеризующих реологические свойства крови, в условиях данного эксперимента показали, что перфторан, в отличие от традиционных плазмозаменителей, способствовал предотвращению эффектов снижения деформируемости эритроцитов и повышения вязкости крови, сопровождающих острые интоксикации карбофосом и дихлорэтаном. Через 3 ч после отравления собак карбофосом в опытной группе, где использовался перфторан, КВЭ (1,67±0,06 усл. ед.) почти не отличался от исходных (1,72±0,03 усл. ед.- до затравки) значений, в то время, как в контрольной группе этот показатель был достоверно выше нормы (1,89±0,05 усл. ед.). На фоне введения перфторана существенное повышение вязкости эритроцитов крови собак, отравленных карбофосом, происходило только к 24 ч от начала интоксикации. При этом перфторан, в отличие от традиционных плазмозаменителей, способствовал предотвращению изменений деформируемости эритроцитов на протяжении всего периода наблюдения.

В условиях интоксикации дихлорэтаном реологический эффект перфторана проявлялся уже через 1 ч после инфузии  препарата. ИДЭ к этому времени в контрольной группе составлял 1,66±0,05 усл. ед., что было достоверно ниже его значений в исходном состоянии (1,84±0,04) и в группе, где применялся перфторан (1,80±0,04 усл. ед.).

 Перфторан предотвращал снижение деформируемости эритроцитов крови отравленных дихлорэтаном собак на протяжении всего последующего периода наблюдения. КВЭ после введения перфторана не только не повышался, как на фоне применения реополиглюкина и физраствора, но, напротив, имел тенденцию к снижению. Достоверные отличия между контрольной и опытной группами по этому показателю сохранялись до 6 ч после отравления дихлорэтаном.

Таким образом, перфторан, введенный однократно в дозах 10 и 20 мл\кг с лечебной целью в ранние сроки после смертельного отравления карбофосом или дихлорэтаном не оказывал существенного влияния на газовый состав крови экспериментальных животных. Однако при этом препарат способствовал увеличению потребления кислорода тканями, о чём свидетельствовали достоверно более высокие, чем в контрольных группах, значения артерио-венозной разницы по кислороду. Кроме того, перфторан, в отличие от физраствора и реополиглюкина, заметно снижал выраженность гемодинамических нарушений и метаболического ацидоза у отравленных животных. По-видимому, в основе положительного действия перфторана в данной серии экспериментов лежат его реологические эффекты. Это подтверждают приведенные результаты исследования деформируемости и вязкости эритроцитов крови экспериментальных животных, отравленных карбофосом и дихлорэтаном на фоне лечения перфтораном.

  Литература

  1. Mitsuno T., Ohyanagi H., Naito R. Clinical studies of a perfluorochemical whole bloob substitute (Fluosol-DA) // Ann. Surg. - 1982. - vol.195, N 1. - р.60-69.
  2. Крылов Н.Л., Мороз В.В. Опыт клинического применения перфторана - кровезаменителя на основе перфторуглеродов // Физико-химические и клинические исследования перфторорганических соединений. - Пущино, 1994. - c.33-50.
  3. Крылов Н.Л., Мороз В.В., Белоярцев Ф.Ф. Применение фторуглеродного кровезаменителя - перфторана в клинике // Воен.-мед. журн. - 1985. - N 8. - c.36-40.
  4. Мороз В.В., Крылов Н.Л., Иваницкий Г.Р. и др. Применение перфторана в клинике // Анестезиология и реаниматология. - 1995. - N 6. - c.12-17.