ПЕРФТОРАН КАК ФАКТОР ОПТИМИЗАЦИИ ПРОГРАММНОГО ЛЕЧЕНИЯ НАЧАЛЬНЫХ ЭТАПОВ ОЖОГОВОГО ШОКА


Е.Н. Клигуненко, В.В. Слинченков, Д.П. Лещев

Днепропетровская государственная медицинская академия, Украина


Современная технология коррекции дефицита ОЦК в раннем периоде ожогового шока основана на введении сбалансированных солевых растворов по общепринятым формулам. Это позволяет восстановить водные секторы организма и создать венозный подпор. В то же время низкий волемический коэффициент кристаллоидов не позволяет им длительно и эффективно воздействовать на нарушенную центральную и периферическую гемодинамику, адекватно обеспечивать возросшие потребности организма пострадавшего в кислороде, эффективно восстанавливать нарушенный системный транспорт кислорода, что в конечном итоге, отражается на продолжительности и тяжести течения ожогового шока. Грубые нарушения гомеостаза не позволяют транспортировать пострадавших в специализированный ожоговый центр. Поэтому с целью оптимизации качества лечения мы изучали возможность применения перфторана в первые часы после ожоговой травмы.

Обследовано 45 больных получивших тяжелую термическую травму (ИТП 68-90 ед.), 15 пострадавшим в течение первых часов 16 часов инфузионная терапия проводилась только кристаллоидными растворами. 15 пострадавших второй группы через 4 часа после восполнения водных секторов сбалансированными солевыми растворами в терапию включали перфторан, который вводили однократно, внутривенно в дозе 5-7 мл/кг. Третью группу составили 15 пострадавших, которым перфторан вводили также однократно, внутривенно, однако в дозе до 2,5 мл/кг. Мы изучали показатели обмена кислорода, гемодинамику и функцию почек.

Анализ полученных результатов установил независимое от дозы положительное влияние перфторана на обмен кислорода, гемодинамику и функцию почек, выражавшемся в нормализации вентиляционно - перфузионных отношений в легких, резком уменьшении доли венозной примеси артериальной крови, формировании гипердинамического типа кровообращения, улучшения газотранспортных свойств эритроцитов. Это обеспечивало, независимо от дозы, улучшение доставки и потребления кислорода тканями организма, наиболее ярко проявлялось улучшением функции почек.

К недостаткам введения перфторана в большой дозе (5-7 мл/кг) относили только выраженную артериальную гипероксию.

Уменьшение степени тяжести и стабилизация общего состояния позволили нам благополучно осуществлять межбольничную транспортировку пострадавших 2 и 3 группы.

Выводы:

1. Плазмозаменитель с функцией переноса кислорода перфторан должен выступать обязательным компонентом программ инфузионной терапии на ранних этапах лечения ожогового шока.
2. Раннее применение перфторана позволяет обезопасить межбольничную перетранспортировку больных в ожоговом шоке.
3. Идентичность действия "большой" и "малой" доз перфторана позволяет рекомендовать введение препарата в "малой" (до 2,5 мл/кг), что помимо клинического дает хороший экономический эффект.